Иисус был мертв

Иисус был мертв

У Марка мы находим следующий рассказ о событиях после суда над Иисусом:

«Тогда Пилат, желая сделать угодное народу, отпустил им Варавву, а Иисуса, бив, предал на распятие. А воины отвели Его внутрь двора, то есть, в преторию, и собрали весь полк; и одели Его в багряницу, и, сплетши терновый венец, возложили на Него; и начали приветствовать Его: радуйся. Царь Иудейский! И били Его по голове тростью, и плевали на Него и, становясь на колени, кланялись Ему. Когда же насмеялись над Ним, сняли с Него багряницу, одели Его в собственные одежды Его и повели Его, чтобы распять Его» (Марк 15:15-20).

Обычай бичевания жертвы перед распятием описывается Джоном Маттингли.

«Осужденного преступника обычно вначале насильно раздевали и привязывали к столбу или колонне близ суда. Затем ликторы-палачи начинали ужасное и жестокое избиение. Хотя еврейские законы не позволяли наносить больше сорока ударов, римляне не устанавливали такого ограничения, и жертва предоставлялась милости секущих».

Зверским орудием этой пытки служил бич, так называемый, «флагрум». О нем Маттингли пишет, что «по взгляду на этот бич ясно, что вплетенные в него длинные острые куски кости и металла глубоко проникали в человеческую плоть».

Епископ Евсевий из Кесарии, историк церкви III века, пишет о бичевании, которому римляне подвергали приговоренных, что от него «… обнажались вены страдальца и… выходили наружу сами мускулы, сухожилия и внутренности жертвы». (Послание церкви в Смирне.)

Джон Питер Ланг (цит. по Дж. Маттингли) пишет о страданиях Христа:

«Полагают, что по жестокости Его бичевание превосходило обычное. Бичевать должны были специальные ликторы, но у Пилата в распоряжении их не было, и он отрядил для этого солдат. По самому характеру этих низких и грязных людей можно предполагать, что в своей жестокости они были еще хуже ликторов».

Претерпев одно из самых ужасных физических наказаний, Христос должен был еще пережить дорогу до места распятия — Голгофы. Об этих страданиях Иисуса мы читаем у Маттингли следующее:

1.«Даже подготовка к дороге причиняла Иисусу невероятные страдания. «Когда же насмеялись над Ним, сняли с Него багряницу, одели Его в собственные одежды Его и повели Его, чтобы распять Его» (Map. 15:20). Грубое сдергивание шутовского царского наряда и переодевание в Его собственные одежды, несомненно, причиняло страшную боль коже, покрытой ранами и синяками после бичевания».

2. «Фраза «И привели Его на место Голгофу…» (Map. 15:22) также указывает на то, что Иисус был не в силах идти самостоятельно, и что Его буквально пришлось принести или приволочь на место казни. Так завершились Его страшные мучения перед крестом, и началось само распятие».

Марк описывает распятие Христа:

«И привели Его на место Голгофу, что значит: «лобное место». И давали Ему пить вино со смирною; но Он не принял. Распявшие Его делили одежды Его, бросая жеребий, кому что взять. Был час третий, и распяли Его. И была надпись вины Его: Царь Иудейский. С ним распяли двух разбойников, одного по правую, а другого по левую сторону Его… Проходящие злословили Его, кивая головами своими и говоря: э! разрушающий храм и в три дня созидающий! Спаси Себя Самого и сойди со креста. Подобно и первосвященники с книжниками насмехаясь, говорили друг другу: других спасал, а Себя не может спасти! Христос, Царь Израилев, пусть сойдет теперь с креста, чтобы мы видели, и уверуем. И распятые с Ним поносили Его. В шестом же часу настала тьма по всей земле, и продолжалась до часа девятого. В девятом часу возопил Иисус громким голосом: «Элои, Элои! ламма савахфани?» что значит: «Боже Мой, Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?» Не которые из стоявших тут услышавши говорили: вот, Илию зовет. А один побежал, наполнил губку уксусом и, наложив на трость, давал Ему пить, говоря: постойте, посмотрим, придет ли Илия снять Его. Иисус же, возгласив громко, испустил дух. И завеса в храме разодралась на-двое, сверху донизу. Сотник, стоящий напротив Его, увидев, что Он, так возгласив, испустил дух, сказал: истинно Человек Сей был Сын Божий» (Map. 15:22-27,29-39).

О самом распятии Маттингли пишет: «Невозможно преувеличить тяжести страданий распятого на кресте. Бесчеловечность этой пытки понимал прославленный римский оратор Марк Туллий Цицерон, говоривший: «Даже само слово «крест» должно оставаться как можно дальше не только от губ римских граждан, но также и от мыслей, глаз и ушей».

«После бессонной ночи, — пишет о физических страданиях Христа Майкл Грин, — в течение которой Ему не давали ничего есть, подвергли двойному судебному фарсу и изувечили спину жестокими римскими бичами-девятихвостками, Христа повели на распятие — невероятно жестокую казнь, при которой каждый нерв в теле кричал от отчаяния». Казнь через распятие подробно описана у Фаррара: «И действительно, смерть на кресте, похоже, включает в себя все самое ужасное и отвратительное, что есть в боли и в смерти — головокружение, судороги, жажду, голод, бессоницу, горячку от ран, столбняк, чувство позора выставленного на всеобщее обозрение, затягивание мучений, ужас ожидания, омертвление неухоженных ран — и все это усиленное до невыносимости, и все же — чуть ниже той степени, за которой наступала бы потеря сознания и облегчение, связанное с ним.

Неестественное положение делало болезненным каждое движение; иссеченные вены и поврежденные сухожилия исходили незатухающей болью; гангрена поражала открытые раны; артерии — особенно головы и живота — разбухали и сдавливались от накопившейся крови; и по мере возрастания всех этих страданий к ним добавлялась невыносимая мука жажды; и все эти физические страдания вызывали внутреннее возбуждение и страх, которые превращали саму смерть — ту самую смерть, неизвестного врага, приближение которого так страшит человека, — в подобие желанного и благодатного освобождения».

«Евангелист Марк подчеркивает, — пишет профессор Э. Х. Дэй, — что «Пилат удивился, что Он уже умер…» и лично спросил об этом римского сотника перед тем, как разрешить снять тело с креста. Риме кие солдаты знали признаки смерти и видели смерть на кресте».

Как пишет Майкл Грин, распятие было «довольно распространенной формой казни в Палестине».

Пилат потребовал удостоверить смерть Христа. «Четыре палача явились, чтобы осмотреть тело, — комментирует Грин, — перед тем, как друг Христа, Иосиф из Аримафеи, получил разрешение взять тело для погребения».

«Они знали, что такое мертвое тело, — пишет далее Грин об этих четырех знатоках смерти, — а их начальник-офицер сам слышал предсмертный крик казненного и удостоверил Его смерть перед наместником Понтием Пилатом…» [«Сотник, стоящий напротив Его, увидев, что Он, так возгласив, испустил дух. сказал; истинно Человек Сей был Сын Божий» (Map. 15:39). «Пилат удивился, что Он уже умер; и призвав сотника, спросил его: давно ли умер?» (Map. 15:44).]

«Пилат искренне удивился, узнав, что Иисус уже умер, — пишет Джон Р. У. Стотт, — но уверения сотника достаточно убедили его, чтобы дать Иосифу позволение снять тело с креста».

Профессор Дэй замечает также, что «рассказ об охране гробницы в Евангелии от Матфея ясно показывает, что и евреи, со своей стороны, были уверены в смерти Христа».

Он указывает далее, что «никто из снимавших тело с креста и укладывавших его в гробницу не сомневался в том, что в нем уже не оставалось жизни».

В комментарии по поводу книги «Физическая причина смерти Христа» профессор Дэй пишет, что ее автор, Джеймс Томпсон, выдвигает на первое место среди причин смерти Иисуса «не физическое изнурение и не страдания от распятия, но душевное отчаяние, вызвавшее разрыв сердца. Энергия Его ума и тела в момент смерти убедительно показывает, что Он умер не от изнурения; копье солдата стало средством показать миру, что причиной Его смерти был разрыв сердца».

Вот взгляд на причину смерти Христа, предлагаемый Сэмюелем Хафтоном, известным физиологом из Дублинского университета:

«Когда воин пронзил копьем ребра Христу, Он был уже мертв, и последовавшее истечение крови и воды было либо естественным явлением, вызванным природными причинами, либо чудом. Ап. Иоанн счел это если не за чудо, то за нечто необычное, как явствует из его комментария, а также из той торжественности, с которой он пишет о своей точности в изложении этих событий.

Неоднократные наблюдения и эксперименты на людях и животных заставили меня прийти к следующему выводу:

Посмертное прокалывание левого бока большим ножом, сравнимым по размерам с римским копьем, может привести к следующим последствиям:

1. Из раны нет никакого истечения, за исключением нескольких капель крови.

2. Обильный поток крови из раны.

3. Обильный поток «воды», за которым следует несколько капель крови.

Наиболее распространен первый из этих трех случаев; второй наблюдается у утопленников и при отравлении стрихнином; его можно смоделировать на животных, а также предполагать, что он наблюдался бы и при распятии. Третий случай наблюдается при смерти от плеврита, перикардита и разрыва сердца. С этими тремя случаями знакомо большинство анатомов, которые когда-либо интересовались подобными проблемами. Однако два нижеследующих случая, будучи легко объяснимыми с точки зрения физиолога, в литературе не описаны (за исключением Евангелия от Иоанна). Мне также не удалось их наблюдать.

4. Обильный поток воды, за которым следует обильный поток крови.

5. Обильный поток крови, за которым следует обильный поток воды.

… Смерть через распятие вызывает состояние легочной крови, подобное тому, что наблюдается при утоплении и отравлении стрихнином; четвертый случай может наблюдаться, если распятый перед казнью страдал от кровоизлияния плевры; пятый случай соответствовал бы смерти распятого на кресте от разрыва сердца. История дней, предшествовавших распятию нашего Господа, заставляет отбросить предположение о плеврите, которое исключается также и в том случае, если из раны вначале истекла кровь, а затем вода. Остается, следовательно, единственно возможное объяснение записанного явления: сочетание распятия и разрыва сердца.

Мнения о разрыве сердца как причине смерти Христа с полным основанием придерживается д-р Уильям Страуд «я совершенно уверен в том, что разрыв сердца действительно имел место…"

Апостол Иоанн дает нам подробнейшее описание своих наблюдений близ Голгофы. «Важность этого очевидна, — пишет Хафтон. — Это показывает, что описание в 19 главе Евангелия от Иоанна не может быть вымышленным, что записанные факты наблюдались очевидцем, и что этот очевидец был настолько поражен, что принял случившееся за чудо».

Майкл Грин пишет следующее о смерти Христа:

«С уверенностью очевидца нам сообщают, что «кровь и вода» истекли из пронзенных ребер Христа (Иоан. 19:34, 35). Этот очевидец явно придавал случившемуся важное значение. Если бы Иисус, пронзенный копьем, был еще жив, то из раны с каждым ударом сердца изливались бы потоки крови. Вместо этого наблюдатель увидел вытекающий из раны полужидкий темно-красный сгусток, четко отделенный от сопутствовавшей ему водоподобной сыворотки. Такая картина соответствует весьма убедительным медицинским свидетельствам смерти. Впечатление от евангельского рассказа лишь усиливается, если вспомнить, что Иоанн не мог понимать патологического значения картины. «Кровь и вода», истекающие из пронзенного копьем тела, полностью доказывают, что Христос был уже мертв».

Сэмюел Чандлер пишет: «Все евангелисты сходятся на том, что Иосиф просил у Пилата выдать ему тело Христа; Пилат же выполнил его просьбу, лишь узнав у сотника, охранявшего крест, что Он… уже некоторое время был мертв…"

Профессор Чандлер добавляет также, что «то небезынтересное обстоятельство, что Иосиф и Никодим обвили тело пеленами с благовониями по еврейскому погребальному обычаю, полностью доказывает, что Иисус был мертв, и это было известно. Будь в Нем хоть какой след жизни, когда Его сняли с креста, он угас бы полностью от едкости смирны и алоэ, от их резкого запаха, от их горечи, от того, что они были обвиты вокруг Его тела вместе с пеленами, были помещены на салфетке вокруг Его головы и против лица, как требовал погребальный обычаи иудеев».

В начале прошлого века Паулюс из Гейдельберга пытался объяснить воскресение Христа тем, что Он якобы не умер на кресте, а просто упал в обморок. Е. Лекамю, епископ Ларошельский, так комментирует эти попытки: «Медицинская наука, с помощью которой он пытался обосновать свою гипотезу, первой ее опровергла. Ему сообщили, что если бы Иисуса сняли с креста еще живым. Он скончался бы в гробнице, поскольку соприкосновения тела с холодным камнем склепа было бы достаточно для того, чтобы через охлаждение крови — обращение которой уже было нарушено — вызвать смерть. Кроме того, человека в обмороке приводят в чувство, помещая его на свежий воздух, а не затворяя в пещере. Сильный запах благовоний в герметически закрытом помещении убил бы больного, чей мозг уже был охвачен глубочайшим обмороком. В наши дни рационалисты любого пошиба отвергают эту гипотезу, абсурдность которой можно сравнить толь ко с ее одиозностью. Все сходятся на том, что распятый Иисус действительно умер в пятницу».

Как отмечает профессор Альберт Роупер, «Иисуса распяли римские солдаты, распяли согласно римским законам, которым эти солдаты верно следовали до самого конца».

В заключение мы можем согласиться со словами Иоанна о его собственных наблюдениях во время смерти Христа, словами, которыми он подтверждает истинность своих свидетельств:

«И видевший засвидетельствовал, и истинно свидетельство его; он знает, что говорит истину, дабы вы поверили» (Иоан. 19:35).

Из книги Джош МакДауэлла «Неоспоримые свидетельства. Исторические свидетельства, факты, документы христианства».